ГЛАВНАЯ  СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА

№ 2 (28) апрель-июнь 2007
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ

'ГОРНОЕ ЭХО'

 КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЯ НОРИЛЬСКИХ 
ПЛАТИНО-МЕДНО-НИКЕЛЕВЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ

     


А.С. Долгаль, ведущий научный сотрудник, доктор физико-математических наук, Горный институт УрО РАН

 
«… в Норильских горах, почти под 70 градусом северной широты, у границы лесов, на краю безбрежной Таймырской тундры были найдены крупные месторождения медно-никелевых руд, а рядом с ними, в непосредственной близости, не менее крупные месторождения каменных углей высокого качества. Такое соседство богатых руд и энергетической базы в природе встречается нечасто. Вот почему очень скоро, несмотря на трудные физико-географические условия, здесь вырос крупный горно-металлургический комбинат и при нем, естественно, возник большой промышленный город».  
  Н.Н. Урванцев

С незапамятных времен люди знали о наличии медных руд в пределах современного Норильского промышленного района ( Подавляющее большинство известных платино-медно-никелевых месторождений и рудопроявлений сконцентрировано в центральной части Норильского района, в пределах Талнахского и Норильского рудных узлов. Известно три промышленных месторождения: Октябрьское, связанное с Хараелахской интрузией, а также Талнахское и Норильск-I, связанные с одноименными интрузиями. Месторождения, не содержащие массивных сульфильных руд являются в настоящее время непромышленными (Черногорское, Норильск-II, Зубовское, Имангдинское и др.). ) и использовали эти руды для своих целей.

 Серия стоянок бронзового века, возраст которых оценивается приблизительно 1000 лет до н.э., с остатками тиглей, каплями литья и металлическими изделиями обнаружены археологами на реках Хета и Пясина. По мнению В.Ф. Кравцова для примитивных плавок могли использоваться три типа руд: самородная медь, окисленные сульфидные медно-никелевые руды, ковеллин-борнитовые руды [1]. 

Добыча этих руд не требовала проведения трудоемких горных работ, т.к. обломки и глыбы рудного материала находятся прямо на дневной поверхности. На северном склоне плато Хараелах в 1972 году О.А. Дюжиковым вручную были отобраны 40 кг самородной меди. При раскопках основанного в 1601 году северного города Мангазеи (устье р. Таз) были найдены изделия, выплавленные из руд, аналогичных по составу рудам месторождения Норильск-I. 

Первыми геолого-поисковыми исследованиями территории можно считать поход Г.К. Трубникова, который датируется 1680 годом, с целью «беспрепятственных поисков медной, серебряной руд и слюды», которые проводились вниз «по Енисею-реке по обе стороны и по сторонним рекам», результаты которых не сохранились [2]. Очень мало сведений осталось и об отряде лейтенанта Харитона Лаптева, входящего в состав Великой северной экспедиции, которая в период с 1733 по 1743 годы изучала северные территории России. 


Рис. 1. Крест на месте зимовки отряда Харитона Лаптева 

Дубель-шлюп «Якуцк» под командованием Х.П. Лаптева в 1739 году вошел в реку Хатанга, остатки зимовья команды обнаружены В. Троицким в 1976 году: развалины около 10 бревенчатых строений, кладбище из 6-8 безымянных могил. После гибели «Якуцка», затертого льдами, отряд продолжил свои исследования на суше, используя собачьи упряжки. Вполне возможно, что Х. Лаптев и его товарищи, которые составили первую карту полуострова Таймыр, и лоцию его берегов, описали рельеф и природу, собрали информацию о населявших его народах, также получили данные о медном оруденении в районе уже тогда существовавшего зимовья Норильское [3]. Следует добавить, что в это же время на Таймыре и прилегающих к нему районах работали отряды Д. Овцина, Ф. Минина, В. Прончищева, С. Челюскина. 

Существенный вклад в изучение Таймыра внес посланец Российской Академии наук, будущий академик А.Ф. Миддендорф. Его экспедиция в 1842-1843 гг. дошла до Дудинки и исследовала северный Таймыр. В своем труде «Путешествие на север и восток Сибири» он упоминает о каменном угле и медных рудах в низовьях реки Енисей [3]. 

Так или иначе – в XIX веке было многие уже были достаточно хорошо осведомлены о перспективности в отношении медных руд северного фланга Норильской мульды и именно поэтому в сентябре 1865 года на северо-западном склоне горы Рудная был поставлен заявочный столб с вырезанными буквами «К и С» (К – А.И. Кытманов, золотопромышленник и С – один из братьев Сотниковых, урядник Петр или купец Киприян). Были пройдены две короткие штольни, построен небольшой плавильный завод, использующий местный уголь, около 100 пудов меди были вывезены в Енисейск. 


Рис. 2. Заявочный столб А.А. Сотникова на горе Рудная (1915 г.)

Один из оставшихся на месте слитков был найден в 1931 году экспедицией «Главцветметзолото», в его составе выявлено весьма высокое содержание платины - 150 г/т. Через год из этого слитка была отлита деталь для бурового станка, потому что необходимого количества меди у экспедиции не было. 
В 1914 году внук Киприяна Сотникова, Александр Александрович Сотников получил в Горном департаменте полный комплект заявочно-разрешительной документации на пользование недрами на г. Рудная и в верховьях руч. Угольного. Он дает геологическое описание и проводит подсчет запасов «Норильского (Дудинского) месторождения каменного угля и медной руды» [1, 3]. 

В 1919 году А.А. Сотников и адъюнкт-геолог Сибгеокома Николай Николаевич Урванцев проводят поиски угля и попутно захватывают районы Норильского и Талнахского рудного узлов. Единственный результат химического анализа показал сравнительно небольшие содержания меди – 2% и никеля 1% в образце, отобранном из сульфидной линзы на г. Рудная. С интересом воспринимает доклад об этих исследованиях глава Сибирского правительства – адмирал А.В. Колчак. 

Дальнейшие исследования Норильского района на протяжении многих лет возглавлял Н.Н Урванцев, которого принято считать основоположником геологической службы Норильского района [4]. Его первая зимовка вместе с семерыми остальными участниками экспедиции проходит у подножия Норильских гор в 1922 году. Мощным толчком для активизации геологоразведочных работ явилось обнаружение Н.К. Высоцким в 1923 году в медных рудах богатых содержаний платины. В этом же году было начато разведочное бурение. В нарастающем темпе ведется геологическое изучение рудного Норильского узла, проходка штолен и буровых скважин.


Рис. 3. Николай Николаевич Урванцев

 К 1926 году доказана рентабельность организации крупного горно-рудного предприятия на базе вкрапленных и массивных платино-медно-никелевых руд месторождения Норильск-I, в этом же году открыто месторождение Норильск-II. Из воспоминаний главного инженера геологоразведочного Управления А.Е. Нелюбина: «Следует отметить, что работа всех экспедиций до и после 1933 г. протекала в очень тяжелых, суровых климатических условиях… Особенно большую трудность в работе создавала сильная зимняя пурга. Работы в это время на буровых вышках приостанавливались; вышки были разбросаны на большой территории, и доступ к ним прекращался из-за больших снежных заносов. Ветры настолько были сильны, что за ночь отдельные буровые заметало снегом. Во время таких ветров рабочим и буровым мастерам запрещалось передвижение от места жительства к буровым и обратно, так как люди теряли ориентировку, блуждали и вскоре замерзали» [5].

После окончания детальной разведки этих месторождений 17 февраля 1934 года ЦКЗ утвержден первый подсчет запасов руд этих двух месторождений, выполненный под руководством А.Е. Воронцова (совместно с Б.Н. Рожковым), который лег в основу правительственного решения о строительстве Норильского горно-металлургического комбината [6]. С 1935 года начинается история Норильского комбината и самого Норильска (имеющего статус с 1939 года – рабочего поселка, с 1953 – города). В 1939 году был организован геологоразведочный отдел Норильского комбината, которым руководил А.Е. Воронцов. 

В его составе работали многиевыдающиеся исследователи В.К. Котульский, Н.М. Федоровский, Ю.М. Шейнманн, А.Н. Розанов, Б.К. Лихарев, П.И. Савенко, М.В. Самойло, В.С. Домарев, Н.Н. Урванцев, В.А. Хахлов, М.Н. Годлевский, М.Ф. Смирнов, Г.Б. Роговер, И.А. Коровяков, Д.Г. Успенский и др. В 1942 году было открыто Черногорское, а в 1943 году – Имангдинское платино-медно- никелевые месторождения [7]. Лауреат Государственной премии I степени А.Е. Нелюбин в своих воспоминаях пишет: «…следует отметить, что за период 1936-1945 гг. была создана большая и надежная рудная и угольная база. Для строительства промышленных предприятий и коммунальных объектов геологи создали также надежную базу строительных материалов. Во время Великой Отечественной войны геологи обеспечили страну богатыми сульфидными рудами, которые без обогащения поступали на плавку на большом металлургическом заводе. Из них получали в необходимом количестве оборонный металл – никель» [5]. 

Однако к концу 50-х годов были отработаны основные запасы богатых руд месторождения Норильск-I. Отработка вкрапленных руд с низкими концентрациями полезных компонентов стала нерентабельной в связи с развалом системы ГУЛАГа, из-за отсутствия бесплатной рабочей силы. Над комбинатом и городом повисла угроза закрытия. 12 сентября 1957 года вышло Постановление Совета Министров РСФСР об усилении в Норильском районе поисковых работ на медь и никель [8].

В 1959 г. во время летних поисковых работ в районе юго-западных склонов Хараелахских гор геологи В.С. Старосельцев, В.Г.Бертош, В.Н. Гилькин обнаружили рудные валуны, по составу напоминающие интрузию норильского типа. Было высказано предположение, что сама интрузия может находиться вблизи выходов реки Талнах из гор в Норильскую долину. Проведенные буровые работы никаких результатов не дали.

Главный геолог В.Н.Егоров на заседании научно-технического совета Норильской комплексной геологоразведочной экспедиции пришел к выводу: «Сомнительно, что в течение ближайших пяти лет мы будем иметь новое месторождение, тем более, богатых никелевых руд». Постановили: прирост запасов на три года не планировать. 

Однако всего через четыре месяца, 8 июля 1960 года геологи Норильской экспедиции В.Ф.Кравцов, В.С.Нестеровский и Ю.Д.Кузнецов у подошвы горы Отдельной обнаружили коренной выход интрузивных пород. Пробуренная скважина КЗ-21 вскрыла прожилково-вкрапленные руды Талнахского месторождения. В 1962 году скважиной КЗ-38 было вскрыто мощное тело сплошных сульфидных руд и началась проходка шахтных стволов первого Талнахского рудника «Маяк» [1, 3, 8].


Рис. 4 Виктор Фомич Кравцов

Еще более значительным событием стало открытие в 1965 году Октябрьского месторождения. Западно-Хараелахская партия В.Ф. Кравцова и Талнахская партия В.А. Люлько постепенно сужали круг поисков возле южного фланга плато Хараелах. Существенную помощь в этом процессе оказали данные интерпретации пространственно совпадающих гравитационной и магнитной аномалий в районе озера Сапог. В результате бурения двух скважин, Т-56 и КЗ-584, расположенных в 500 метрах друг от друга, были получены положительные итоги. Был вскрыт 10-метровый интервал богатой руды с 15%-ным содержанием меди. «Забуриться» вглубь пришлось почти на километр. В течение нескольких лет продолжалась разведка и подсчет запасов уникального Октябрьского месторождения, крупнейшего в мире, запасы которого более чем в 100 раз превысили запасы месторождения Норильск-I [9].


Рис. 5. Виктор Александрович Люлько

В 1965 году за открытие, разведку и изучение Талнахского месторождения звания лауреатов Ленинской премии присвоены В.Н.Егорову, В.Ф.Кравцову, В.С.Нестеровскому, Е.Н.Сухановой. За открытие, разведку и изучение Октябрьского месторождения Государственной премии удостоены Л.Л.Ваулин, В.А.Люлько, Л.П.Неменко, А.В.Прохоров, Ю.Н.Седых, В.А.Тушканов. Многие геологи получили дипломы первооткрывателей этих месторождений. В разведке и открытии принимали участие: А.В.Васильев, Г.И.Харченко, В.Г.Крамарев, Г.Г.Ремпель, Б.М.Бевзюк, С.М.Иогин, Л.К.Цывьян, О.А.Дюжиков, Г.Л.Михалев, В.В.Елисеев, Е.Е.Кузьмин, О.Т.Крылов, О.Т.Глушницкий, В.М.Лосев, В.А.Платонов, В.Ф.Ржевский и многие другие. 


Рис. 6. Одна из первых буровых скважин на площади 
Талнахского рудного узла

Автору статьи довелось на протяжении целого ряда лет работать вместе с некоторыми из первооткрывателей и участников разведки месторождений Талнахского рудного узла. Многих из них сегодня уже нет с нами. Однако их вклад в сегодняшнее национальное богатство России переоценить невозможно. 


Рис. 7. Подземная добыча богатых платино-медно-никелевых руд

Все норильские месторождения имеют характерную для медно-никелевых месторождений высокую концентрацию сульфидного вещества (с большим пропорциональным участием массивных руд) и высокое содержание никеля и меди. Вместе с тем, содержание элементов платиновой группы в рудах сопоставимо с лучшими собственно платиновыми месторождениями. 


Рис. 8. Норильск. Медный завод.

По оценкам многих экспертов норильские месторождения по стоимости тонны руды превосходят все другие сульфидные месторождения мира: и медно-никелевые, и платиновые. Только норильские месторождения являются по-настоящему комплексными. Колебания рыночных цен на отдельные металлы сказываются на экономике норильских месторождений меньше, чем на экономике других месторождений. Таким образом, норильские руды не имеют себе равных в мире по ценности. Поиски таких руд будут продолжаться до тех пор, пока будет оставаться хоть малейший шанс их обнаружения. 


Рис. 9. Норильск. Ленинский проспект. 


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Кравцов В.Ф.. История открытий медно-никелевых месторождений в Норильском районе / В.Ф. Кравцов //Очерки по истории открытия минеральных богатств Таймыра. -Новосибирск, 2003. -С. 21-39.
2. Таймыр. 300-летию горно-геологической службы России. 70-летию Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа посвящается. Фотоальбом. -М., 2000. -240 с. 
3. Быков Д.Г. Как открывали Таймыр /Д.Г. Быков //Норильский никель. –М., 2006. -№ 8 (31). -С. 34 – 36.
4. Архипова А.И. О легендарной и героической жизни и деятельности Николая Николаевича Урванцева / А.И. Архипова, И.А. Наторхин // Природные ресурсы Таймыра. Сборник научных трудов. МПР РФ, УПР по ТАО. -Дудинка, 2003. -Вып. 1. -347 с + 3 вкл. 
5. Нелюбин А.Е. История исследования Норильска /А.Е. Нелюбин // Очерки по истории открытия минеральных богатств Таймыра. -Новосибирск, 2003. -С. 94-107.
6. Воронцов А.Е. Воспоминания о работе в Норильске / А.Е. Воронцов //Очерки по истории открытия минеральных богатств Таймыра. -Новосибирск, 2003. -С. 60-91.
7. Черевков Е.А. Об открытии Имангдинского медно-никелевого месторождения /Е.А. Черевков // Очерки по истории открытия минеральных богатств Таймыра. -Новосибирск, 2003. -С. 44-45.
8. Кунилов В.Е. Минерально-сырьевая база Норильского комбината: история и перспективы /В.Е. Кунилов, В.А. Люлько // Цветные металлы. -М., 1995. -№ 6. -С. 12-15. 
9. Люлько В.А. К истории поисков и открытия Октябрьского медно-никелевого месторождения /В.А. Люлько //Природные ресурсы Таймыра. Сборник научных трудов. МПР РФ, УПР по ТАО. -Дудинка, 2004. -Вып. 2. 377 с + 3 вкл. 

вверх


  СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА